Регистрация
Справочная
Регистрация
Справочная

Современное искусство

Все о современном искусстве

Марта Кетро: "Писатель должен быть не голодным, а худым"

08.06.2007Жу704 просмотра

Если известную фразу про "комсомолку, спортсменку и, наконец, просто красавицу" спроецировать на новую поросль российских писателей, то это обязательно будет - о ней.С Мартой Кетро мы познакомились прошлой осенью в Переделкино (а где еще, спрашивается, знакомиться русским писателям?) на семинаре Союза писателей Москвы. Пока я влюблял в себя Римму Казакову, Мартой дружно восхищались в семинаре прозы. Позже, ее с гиком и улюлюканьем приняли в Союз писателей Москвы, однако сама Марта относится к этому достаточно хладнокровно, что, наверное, правильнее всего.

Если известную фразу про "комсомолку, спортсменку и, наконец, просто красавицу" спроецировать на новую поросль российских писателей, то это обязательно будет - о ней.

С Мартой Кетро мы познакомились прошлой осенью в Переделкино (а где еще, спрашивается, знакомиться русским писателям?) на семинаре Союза писателей Москвы. Пока я влюблял в себя Римму Козакову, Мартой дружно восхищались в семинаре прозы. Позже, ее с гиком и улюлюканьем приняли в Союз писателей Москвы, однако сама Марта относится к этому достаточно хладнокровно, что, наверное, правильнее всего. Чтобы не вводить никого в заблуждение, отмечу, что знакомство было формальным, без полночных бесед за жизнь и взаимного восхищения. Так или иначе, но знакомство с ней в оффлайне я отношу к разряду исключений, ибо большинство ее читателей впервые узнали о ней в русскозячном сегменте ЖЖ, где она является одной из самых раскрученных писателей. Путь из домохозяек в литераторы Марта проделала стремительный, всего два года. И если первый ее роман «Хоп-хоп, улитка» (Центрполиграф, 2006г) романом можно назвать с натяжкой (там собраны миниатюры из сетевого дневника), то второй роман - «Улыбайся всегда, любовь моя» - по словам самой Марты уже более традиционное произведение. Книга выйдет совсем скоро в издательство "АСТ". Собственно, о новой книге, о том, как она пришла в литературу, и что думает обо всем происходящем - мы и поговорили.


- Марта, позволь мне для начала пооригинальничать. Расскажи вкратце о себе.

Если совсем вкратце, то я чаще всего представляюсь как домохозяйка и блоггер. Этот ответ обычно снимает следующий по оригинальности вопрос «а как вы стали…»., потому что и домохозяйками, и блоггерами становятся совсем просто – выходят замуж, заводят ЖЖ.

- Некоторые знакомые литераторы, обсуждая твои тексты, очень много дискутируют о том, что ты пишешь слишком женскую прозу.
Как думаешь, имеет ли смысл делить литературу на женскую и мужскую?


«Некоторые знакомые литераторы» вообще слишком много дискутируют…

Наверное, нужно определиться,  «женская» - явно написанная женщиной или ориентированная на соответствующую категорию читателей?
Если первое, то это абсолютно нормально, более того, когда по тексту не чувствуется гендерной принадлежности автора, как-то даже не по себе. То есть, разделение происходит естественным образом, без участия лит.критиков.
Другое дело, когда подразумевается аудитория. Помнится, у Павича мужская и женская версия «Хазарского словаря» отличается одним абзацем. И обложкой ещё. То есть, разница может быть в акценте, но уж никак не в качестве. Идея литературы, жёстко ориентированной на определённую ЦА, меня смущает. Совершенно розовая «дамская», как и совершенно чёрная «мужская» книжка одинаково невыносимы.
Мне очень нравится писать о женщинах, они забавные, но читать о женщинах любят  и мужчины тоже. Им, знаешь ли, интересно. Так что тут вопрос качества, а не пола.

- В последнее время в России все большую популярность обретают писатели женщины. Безотносительно качества книг можно навскидку назвать с десяток имен, начиная с Донцовой и заканчивая Улицкой. Это я к вопросу о том, что тебя сподвигло на писательство?

Пожалуй, Живой Журнал. Прежде я развлекалась эпистолярным жанром, переписываясь с друзьями, а с появлением жж стала, к тому же, сочинять истории. Со временем в текстах становилось всё меньше меня и всё больше других людей. А потом, глядь, – и ты уже писатель, по крайней мере, все вокруг так говорят. Сейчас у меня происходит волшебный момент расставания с я-прозой. Это такой мучительный отрыв от сиськи и переход к овощному пюре: вдруг понимаешь, какая огромная свобода - писать «она подумала, он понял», а не как раньше -  только огромное переливающееся «Я-Я-Я-Я-Я» и какие-то плоские одномерные «они».

- Как ты относишься к деньгам? Обязан и художник быть голодным?

Я очень люблю деньги, очень. Деньги, это концентрированное время – успеваешь гораздо больше увидеть и пережить, если мелкие бытовые проблемы решают за определённую плату специально обученные люди. А ещё, если говорить о гонорарах,  очень успокаивает, когда тебе платят за любимое дело, это придаёт некоторую уверенность, что ты не безумный графоман. Не окончательную, но хотя бы отчасти легчает.
А художник обязан быть не голодным, а худым.

- У тебя есть настольные книги, к которым ты часто возвращаешься?


«Театр» Моэма, «Весна в Фиальте» Набокова, словарь Даля и Библия, извините за выражение.

- Мы с тобой познакомились на семинаре Союза писателей Москвы в Переделкино. Думаю, тебя тоже рекомендовали в СП. Тебе не кажется, что творческие профсоюзы уже отжили свое?

Не то что рекомендовали, а  даже приняли, и это очень мило с их стороны.
Нет, не кажется, «наш союз» прекрасен во все времена, в том смысле, что творческий змеевник или там сад – как посмотреть - совершенно необходим. Если общаться только с непишущими людьми, то рано или поздно начинаешь чувствовать себя либо психом, либо Божьим Избранником, что одинаково вредно. А среди «своих», с одной стороны, пафос Творчества неуклонно снижается, а с другой, тебя при случае поймут и поддержат. Мне очень помогли семинары в Переделкино и в Литинституте – буквально пара слов от понимающих людей, и в голове что-то переключается, появляется новый взгляд на текст. Десяток  писем от читателей не заменит одной фразы, которую бросит профессионал.

- Я пока еще не дошел до Союза писателей Москвы и, в отличие от признанной тебя, еще не вышел из ряда непризнанных гениев.
Вопрос как к бывалой: стоит ли идти туда за корочкой и есть ли какая практическая польза от, извини за выажение, членства?


Во-первых, это красиво – красные корочки. Говорят, что через год можно будет вступить в литфонд и ходить в специальную писательскую поликлинику. Это довольно смешной повод для вступления куда-либо, а несмешной – Пен-клуб, возможность общаться с «такими же». На тусовки можно ходить, не будучи членом, но мне сама идея светской писательской жизни кажется немного утомительной. А через СП случаются интересные контакты без особой суеты.
В плане публикаций – не уверена, что СП сейчас может сильно помочь начинающим авторам, ну так я сама пока справляюсь.

- Кто из персонажей мировой литературы тебе наиболее близок?


Джулия Ламберт, в детстве был Жюльен Сорель, а сейчас мне нравится Жихарка – тем, что когда его стали запихивать в печку, он принял позу морской звезды и не полез.

- Какие ассоциации у тебя возникают при слове Казахстан?


Чуйская долина,  ленточки на дереве, Медео.

- Что тебя радует в современной России? А раздражает что?


Радует то, что она есть. И русский язык.
Раздражает – ты не поверишь – ничего. Я твёрдо уверена, что человеческие пороки, которые вызывают не то чтобы раздражение, но печаль, равномерно распределены по всему миру. И поэтому мне могут не нравиться отдельные личности, отдельные события, но они будут в любой стране, при любом правительстве.
Хотя вот цены на жильё в Москве меня просто возмущают.

- Время диктует свои правила, и современная проза куда менее объемна, чем раньше. Вот и писателей из Сети все больше в ходу миниатюры? Нет желания сесть за роман?

Друг мой, вы слабо подготовились к чемпионату. Как минимум, два я уже написала. Один («Хоп-хоп, улитка», Центрполиграф, 2006г), ладно, можно считать романом условно, хотя он имеет некий развивающийся сюжет, но вырос из постов в жж, поэтому его согласна не учитывать.  А второй, с неприлично-трогательным названием «Улыбайся всегда, любовь моя», уже ничего себе. Неровный, немного заполошный – потому что писала и боялась, что не вытяну эту самую «крупную форму», но там есть жизнь, история, придумки всякие, герои. В общем, что-то уже происходит. Выходит в АСТ буквально на днях (так что тебе простительно не знать, вообще говоря).
Третий пока не мерещится даже, но одно могу сказать точно – или он будет лучше первых двух, или его не будет вообще. Всю жизнь писать одну и ту же «первую  книгу» можно, но будешь ходить по кругу, как слепая лошадь. Ну, или ты Пруст и просто пишешь одну книгу – большую, великую книгу. Но я не Пруст, это точно.

 - Нет-нет, Марта, моя протестовать. Роман - эпический жанр, а не солянка из прозаических миниатюр в ЖЖ. Про вторую книжку, согласен, не знал. Скажи, а могла бы ты заморочиться, скажем, как Пруст, и всю жизнь писать один роман?

Да? А как насчёт романов в письмах? Они формально тоже из кусочков со сквозным сюжетом. Но, по-честному, «Улитку» я  называю просто «книжка», без пафоса.
Насчёт «как Пруст» - я бы, как настоящий жж-юзер, могла  писать отдельные романы, а потом объединить их  и сделать вид, что так и было задумано. А серьёзно создать сагу – вряд ли. Дело не только в том, что пороху не хватит, мне просто интересно писать разные вещи. Например, третья книжка, которая выйдет осенью, она вообще другая, более журналистская, смешная и с картинками. По той же причине не подписываю долгосрочных договоров с одним издательством - слишком легко попасть в поток, выпуская по три похожих романа каждый год.

- Важно ли для тебя быть признанной в литературной тусовке?


А смотря в какой из них. Мне все говорят (и мастер в Лит.инстуте, и редактор в издательстве), что книжки - книжками, а признание приходит через толстые журналы. Вот если тебя публикуют в «Новом мире», в «Знамени», в «Октябре», то да, это серьёзно.
А с другой стороны, есть писатели с огромными тиражами, которым совершенно не важно, что там про них думают литературоведы. И у них тоже своя тусовка, свои рейтинги. Можно исхитриться, пытаясь быть и там, и там, но, скорее всего, окажешься совсем в другом месте, окончательно изолгавшись. Поэтому я просто пишу, а там посмотрим. Мне не нужно досрочное признание, пусть сначала тексты появятся, а репутация – дело наживное.

- Талантливые художники копируют, в то время, как гении - воруют, считал Пикассо. Согласна ли ты с ним? И как ты относишься к так называемым уловкам постмодернистов, навроде перетаскивания чужого текста в свой без указания втора первоисточника, как это было в скандально известном романе Шишкина?

Гении воруют у жизни, а не друг у друга. То, что сделал Шишкин, вообще за пределами добра и зла, потому что это бы акт творческий, а не юридический. В том смысле, что он создал свой текст, внедрив в него чужие – не выдал за своё, - и получилось отдельное произведение, которое можно оценивать как  хорошее/дурное. А сам приём неподсуден.
А воровать - просто взять чужое и поставить под ним своё имя. Это никуда не годится.

- Тебе нравится время, в котором ты живешь?


У меня нет другого выхода. Человек, которому не нравится его время/страна/семья – неудачник,  я бы даже сказала, лузер. А я хочу быть счастливой.

- В таком разе дай определение счастью.

Счастье, это когда ты любишь то, что у тебя есть.



Беседовал Ербол Жумагулов

Фото: Дмитрий Чернышёв

Рейтинг: 0 (0 голосов).

Комментарии / Написать новый

08.06.2007 Жу

Отрывки из новой книги Марты Кетро можно прочесть [url=http://contemporary_art.presscom.org/3950.html]здесь[/url]

Ответить

Хорошие ответы на хорошие вопросы...

Ответить

Писатель должен быть писателем.

Ответить

Марта молодец!

Ответить
20.06.2007 fitting_off

прекрасное интервью.

Ответить
21.06.2007 мрзф

>Человек, которому не нравится его время/страна/семья – неудачник, я бы >даже сказала, лузер. А я хочу быть счастливой.
очень смело. не скромно.

>Счастье, это когда ты любишь то, что у тебя есть.
тогда надо было любить свой блог и не писать книжки.

Ответить

"...
Сейчас у меня происходит волшебный момент расставания с я-прозой.
..."

вот этот абзац - это очень-очень жизненно для писателя.
у меня - так.

Ответить